РУССКОЕ ЧУДО СПАСЕТ МИР

РУССКОЕ ЧУДО СПАСЕТ МИР

«НА ЧТО НАДЕЯТЬСЯ И ВО ЧТО ВЕРИТЬ»

Цикл интервью: «Актуальный диалог» Ректора Школы Здравого Смысла, Небополитика, члена Союза писателей России, Ибрагимова Александра Гаруновича. Беседа: — Назаров Валентин Игоревич Профессор Международного Славянского института Ханты-Мансийский автономный округ, город Югра. Тема: Где искать Дух Победы Русскому Миру.

В.И. Назаров

Я видел прообраз будущей России. И я его создавал

В начале 90-х годов, когда расползалась сама ткань, основа государства и общественные отношения стали объектом творчества, я стал советником губернатора Ханты-Мансийского АО по вопросам природопользования и промышленности.

В 1994 году Законом Думы ХМАО был образован Государственный региональный Фонд поколений для целей накопления общественного богатства, чтобы снизить, а со временем — заменить одностороннюю зависимость бюджета от невозобновляемых природных ресурсов (нефть и газ). Вместе с молодым историком и философом А.И.Кондыревым я был назначен одним из двух руководителей Фонда.

Первоначально в Фонд передавались неликвидные госактивы – банкротные леспромхозы, развалины производств, оборудование под снегом, векселя банкротных предприятий и т.п. Но везде за этим стояли люди, их судьбы, их будущее. И из этого «добра» мы стали создавать активы – и за 14 лет «подняли» около 170 отдельных бизнесов, создали Корпорацию с 12,5 тыс.работников и прибылью в несколько сот млн.рублей в год (в целом по Корпорации – много больше, но мы не показывали её на балансе Фонда, чтобы не «светить» Минфину, а делили её между предприятиями, которые вели свои программы развития).

Рецептами налаживания бизнесов всегда было:

— модернизация производств, т.е. подбор Фондом самых современных мировых технологий и обеспечение Фондом всей полноты средств производства (часто Фонд закупал и держал их на своем балансе, лишь предоставляя в пользование), а также оборотным капиталом;

— создание вертикально-интегрированных цепочек, когда для каждого бизнеса с разорванными и неэффективными хозяйственными связями Фонд «достраивал» цепочку целиком и перераспределял прибыль между её участниками.

Фонд не передавал денежных средств, а управлял ими, выступая в роли «импресарио», т.е. создавая условия для эффективной работы производств. Например, для фермерского хозяйства В.А.Башмакова Фонд закупил и передал в пользование 400 породистых коров, машины для пастеризации и гомогенизации молока, для пакетирования, производства молокопродуктов, а также взял на реализацию большую часть продукции. Для зерноводческих колхозов Тюменской и Челябинской областей Фонд закупил комплексы безотвальной обработки земли Джон Дир (США), много комбайнов, КамАЗ-ов, спецтехники, а также купил посевной материал, который сеяли своим персоналом, а урожай – делили с колхозами в натуре.

Но «поднимать» бизнес ради бизнеса для русского человека – дело скучное. Это просто технология. Вот что по-настоящему радовало, так это — как Фонд преображал в поселках саму жизнь людей – давал перспективу молодежи, строил жилье, давал заработок, строил объекты спорта и культуры.

Так, в Ханты-Мансийске, столице региона, Фонд построил лучший в мире Биатлонный и горнолыжный комплексы с канатной дорогой и гостиничным комплексом (1 место в РФ в 2003-4 гг) с фитнес-центром, а также Общественно-деловой центр «Гостиный двор», Окружную библиотеку и Картинную галерею с кафе и кинозалом. Для Картинной галереи на лучших аукционах мира и из частных собраний покупались и были возвращены в страну картины русской классики – Репина, Васнецова, Левитана, Куинджи, Айвазовского, Сурикова, Шишкина и др., — всего около 300 подленников, а в кинозале – бесплатно для молодежи регулярно показывали интеллектуальное кино Тарковского, Феллини, Кустурицы, других. Фактически, была воссоздана культурная среда русского человека – в её полноте и многообразии. Такую же работу Фонд начал по поселкам своей деятельности, планировал изготовить копии картин «золотого фонда» русской культуры и разместить их в домах культуры, проводить в них фестивали Русского кино, фольклора, творчества детей, как и празднование «Ураза Байрам» (в местах проживания татар).

Один проект реализовать не удалось до конца – создание лагеря-города для летнего отдыха детей (типа нового «Артека»): во всем Средиземноморье было выбрано северное побережье о.Родос (Греция), куда чартерами «ЮТэйр» (пакет его акций был у Фонда) дети из Сургута, Нягани, других городов, под присмотром своих учителей и педиатров доставлялись на Родос, где были полностью арендованы современные гостиницы со своими пляжами и бассейнами, 2-хместным размещением и 5-разовым питанием. Готовилась покупка гостиниц Фондом, но этому помещала амбиция чиновницы, увидевшей в этом урон своей власти, и проект … прекратился, хотя цена услуги была – около 9 долл. /день на человека, что много ниже иных предложений.

В промышленности, где покупаемая Фондом современная техника пришла на смену допотопной (лесозаготовка, деревообработка, полеводство, птицеводство и др.), где потребовались квалифицированные работники, у молодежи появилась совершенно новая перспектива: их обучали на новую технику, заработки возросли кратно, им стали давать жилье ( в т.ч. бесплатное).

Фонд также выплачивал гранты за успехи в учебе (медали школы и грамоты олимпиад), предоставлял гранты для высшего образования одаренных детей.

Фонд ежегодно выплачивал премии ветеранам труда ко дню образования АО.

Фонд открыл именные счеты на каждого ребенка, родившегося в АО с 01.01.2000, заложив для каждого из них капитал около 200-250 тыс.р. (в зависимости от прибыли Фонда в разные годы).

Невозможно не сделать вывод:

Там, где государство не отстраненно наблюдает за развитием страны и не ждет прихода инвесторов, которые одни только знают, как сделать нам счастье, а там, где оно отвечает за это развитие, где оно планирует это развитие исходя из богатств земли Русской и способностей народа – оно создает своего агента по исполнению этого замысла. И Земля наша начинает расцветать. И в глазах людей появляется Надежда.

И если в этом скромном опыте увидеть прообраз обновленной России, если придать этим механизмам необратимое политическое качество – Надежда перейдет в Уверенность, уверенность в своих силах. И тогда все у нас получится.

http://www.trinitas.ru/rus/doc/0033/001a/00331743.htm

Добро. Доброта. Добродетельность

Всех нужнее и дороже…
В этом мире доброта
(слова из песни из одного любимого многими детьми мультфильма)

Нет качества более редкого,
чем истинная доброта
(Франсуа де Ларошфуко [1, c.86])

Добро есть самое важное дело в жизни.
(Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховской) [2])

Добро, доброта… Эти слова самим своим звучанием дают слышащему их несомненный позитивный импульс. По-видимому, можно говорить об их положительной заряженности.

Наверное, можно по-разному определить понятие добра и доброты, но, по всей видимости, все эти определения так или иначе будут подчёркивать мысль о чём-то созидательном, о том, что направлено на уменьшение страданий других и на умножение гармонии. Очень красиво, на наш взгляд, охарактеризовал доброту Марк Твен (1835 — 1910): «Доброта – это то, что может услышать глухой и увидеть слепой».

Признаем сразу, что сказать что-то новое о доброте, по-видимому, очень непросто, поэтому в статье будет активно использоваться цитирование.

«Добро, доброта и дружелюбие с научной точки зрения вызывают большой интерес у многих учёных умов» – так начинается статья, озаглавленная «Доброта побеждает болезни», в выпуске №47(413) за 2010 год в харьковской газете «50+» («Пятьдесят плюс»). Далее в статье говорилось: «Учёные надеются, что доброта сможет победить некоторые болезни. Британские и финские психологи провели ряд экспериментов и доказали, что у дружелюбных людей некоторые части мозга содержат больше нервных клеток. Специалисты рассчитывают, что открытие поможет лечить шизофрению и аутизм». Даже если ожидания специалистов не оправдаются, несомненно, добрые люди преимущественно позитивно смотрят на окружающую действительность, что, как утверждается в статье, способствует снижению кортизола – гормона стресса, который способствует развитию ожирения, ослаблению иммунитета, повышению кровяного давления.

Говоря о доброте, для начала заметим, что не всякий добрый поступок, ценный сам по себе, говорит о доброте его совершившего, как неотъемлемой части его личности. По сути, то же самое имеет в виду и П. Таранов, когда пишет, что «доброта в поступках никогда не показатель адекватных черт в душе» [3, с.523]. Однако с последующим утверждением П. Таранова, по нашему рассуждению, никак нельзя согласиться. Он пишет, что доброта – это «скорее невыявленность необходимых обстоятельств для поведения в среде обитания». И далее – утверждение, звучащее, как приговор: «Быть добрым – значит нарушать пределы обязательной осторожности в сближении с людьми». Иными словами, если мы правильно поняли мысль автора, «невыявленность необходимых обстоятельств» – это, по сути, утверждение о том, что проявления доброты не могут быть результатом бескорыстных и чистосердечных мотивов.

К счастью, нет числа примерам, опровергающим точку зрения П. Таранова. Какой расчёт заставил Альберта Швейцера (1975 — 1965), находящегося на пике европейской популярности в музыковедении и богословия, отправиться в экваториальную Африку (точнее – в Габон), чтобы лечить туземцев в течение многих десятилетия? А на что рассчитывал католический священнослужитель Максимилиан Кольбе, который «попав в фашистский концентрационный лагерь, согласился обменять свою жизнь на жизнь человека, у которого были жена и дети» [4, с.105].

Истинная доброта невозможна без открытости человека всему, что его окружает, она всегда самоотверженна и далека от меркантильной расчётливости.

Жан де Лабрюйер (1645 — 1696) прямо увязывает доброту с самоотверженностью: «Кто сделал людям добро, тот добрый человек; кто пострадал за свершенное им добро, тот очень добрый человек; кто принял за это смерть, тот достиг вершины добродетели, героической и совершенной» [1, с.225]. А русский религиозный философ Н.О. Лосский (1870 — 1965) даже увязывает доброту с героизмом тех, кто её проявляет: «Возрастание утончённых и организованных форм зла на земле обязывает лиц, избравших противоположный путь добра, ко всё большему героизму в их поведении» [5, с.47].

Также в этой связи показательна ситуация, описываемая Стефаном Цвейгом (1881 — 1942) в его новелле «Письмо незнакомки», где он вкладывает в уста героини своего произведения такие слова:

«Я ведь знаю, ты добр и отзывчив в глубине души, ты помогаешь любому, помогаешь незнакомым людям, всем, кто бы ни обратился к тебе. Но твоя доброта особого свойства, она открыта для всякого, и всякий волен черпать из нее столько, сколько могут захватить его руки; она велика, безгранична, но, прости меня, — она ленива, она ждет напоминания, просьбы. Ты помогаешь, когда тебя зовут, когда тебя просят, помогаешь из стыда, из слабости, но не из радостной готовности помочь. Ты — позволь тебе это сказать откровенно — человека в нужде и горе любишь не больше, чем баловня счастья, каков ты сам. А людей, подобных тебе, даже самых добрых среди них, тяжело просить. Один раз, когда я еще была ребенком, я видела через глазок, как ты подал милостыню нищему, который позвонил у твоей двери. Ты дал ему денег, прежде чем он успел попросить, и дал много, но ты сделал это как-то испуганно и поспешно, с явным желанием, чтобы он поскорее ушел; и казалось, что ты боишься смотреть ему в глаза. Я навсегда запомнила, как торопливо и смущенно, уклоняясь от благодарности, ты оказал помощь этому нищему» [6, с.237].

Доброта, согласно Библии, – один из плодов Божьего духа: «плоды Духа – любовь, радость, мир, стойкость, доброта, щедрость, верность, кротость, умение владеть собой» (Галатам 5:22,23) [7].

А вот слова Иисуса Христа: «Но говорю вам, слушающим Меня: любите врагов своих, делайте добро ненавидящим вас» (Луки 6:27) [8]. И далее: «И если вы делаете добро только тем, кто вам делает добро, то разве заслуживаете вы за это благодарности?» (Луки 6:33) [8]. Как можно видеть, делать добро – это обязанность последователя Христа, всякого, считающего себя христианином, вне зависимости от того, является ли тот или иной человек, в адрес которого совершается акт добра, источником доброты или его противоположностью.

Также у нас есть все основания согласиться с Мишелем Монтенем (1533 — 1592), который заметил: «Когда творишь добро, сам и испытываешь некое радостное удовлетворение и законную гордость, сопутствующую чистой совести» [9]. Это так, поскольку, согласно Библии, «радостнее давать, чем получать» [8].

И нельзя не согласиться с тем, что, как заметил Блез Паскаль (1623 — 1662), «лучшее в добрых делах – это желание их утаить» [1, с.146]. Здесь, очевидно, французский учёный и философ следует зафиксированной в Библии заповеди Христа: «У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая» (Матфея 6:3) [10], а в другом переводе Библии эта мысль передана не дословно, но с точки зрения смысловой передачи: «А когда ты подаешь милостыню, пусть никто об этом не знает»  [8]. В таком же ключе рассуждает и Жан де Лабрюйер в своём сочинении «Характеры» в главе «О вельможах». Приведём отрывок полностью: «Аристарх выходит на площадь с глашатаем и трубачом. Раздаётся зов трубы, сбегаются люди. Глашатай кричит: “Внимай, народ! Тише, тише! Вон стоит Аристарх. Завтра он сделает доброе дело.” Я скажу прямо и без обиняков: этот человек поступает хорошо; он хочет поступать ещё лучше? Пусть он делает добро так, чтобы я не знал этого или хотя бы не узнавал об этого от него» [1, c.345]. Также он подчёркивает по этому поводу, что «тот, кто делает добро лишь вдоволь наслушавшись похвал за своё будущее благодеяние, поступает очень дурно» [1, c.428].

Задавая себе же вопрос: «В чем самая большая цель жизни?», философ, культуролог и искусствовед Д.С. Лихачёв (1906 — 1996) отвечает на него так: «Я думаю: увеличивать добро в окружающем нас» и далее уточняет, что «добро – это прежде всего счастье всех людей. Оно слагается из многого, и каждый раз жизнь ставит перед человеком задачу, которую важно уметь решать. Можно и в мелочи сделать добро человеку, можно и о крупном думать, но мелочь и крупное нельзя разделять» [11, с.12]. Также, на наш взгляд, стоит согласиться с Д.С. Лихачёвым в том, что «мудрость – это ум, соединенный с добротой» и что «ум без доброты – хитрость» [11, с.13].

Интересна, по нашему мнению, и такая мысль Д.С. Лихачёва: «Поступать надо правильно не думая, не размышляя долго. Безотчетная душевная потребность поступать хорошо, делать людям добро – самое ценное в человеке» [11, c.71].

С мыслью Д.С. Лихачёва о том, «что поступать надо правильно (т.е. по сути, творить добро) не думая, не размышляя долго» согласуется точка зрения архиепископа Иоанна Сан-Францисского (Шаховского): «Истинно добрым может быть только молниеносно-добрый человек». Вообще, на наш взгляд, было бы очень уместно привести небольшой фрагмент из рассуждений упомянутого священнослужителя: «Бедный человек, найди время для добра! Но тебе даже подумать о нем нет времени. Все заполнено в жизни твоей, а добро стоит у порога и стучит. Добру негде приклонить голову. О, если бы его хоть на пять минут пригласили в свою мысль, в свое чувство и желание! Но – “некогда”…

И так как добро этого не понимает, то продолжает стучаться в совесть. Человек, человек, где твое добро, где ты сам? Ты скрылся от Бога и от самого себя спрятался за крутящимися колесами и винтами жизни. Скажу тебе: торопись делать добро, торопись, пока ты в этом мире! “Ходи в свете, пока есть свет”… Придет ночь, когда ты уже не сможешь делать добра, если бы и захотел. Начни сперва думать о том, чтобы сделать добро, потом подумай, как его совершить, а потом начни его совершать. Добро есть светильник, он согревает и озаряет твою жизнь и жизнь людей вокруг. Добро есть самое важное дело в жизни. Послушай Бога и твою совесть. Полюби добро, пока не поздно. Ужасно будет опоздать в добре! С пустыми руками и холодным сердцем отойти в вечность с этой земли и предстать на суд Творца…

Кто не поторопится сделать добро, тот его не сделает. Добро требует горячности. Тепло-хладные не сотворят добра. Бесчувствие и равнодушие хотят связать нас по рукам и ногам, прежде нежели мы подумаем о добре. Добро могут делать только пламенные, искренние, горячие.

Истинно добрым может быть только молниеносно-добрый человек. И чем дальше идет жизнь, тем больше молниеносности нужно человеку для добра. Эта молниеносность есть выражение духовной силы и светлой веры» [2].

Упоминавшийся ранее Жан де Лабрюйер абсолютно точно подчёркивает активную составляющую доброты: «Творить добро – значит действовать, а не через силу совершать благодеяния или уступать просьбам тех, кто нуждается в помощи или назойливо требует её»  [1, с.250].

А вот слова великого гуманиста, лауреата Нобелевской премии, Альберта Швейцера, слова, которые определили жизненный путь многих из тех, кто последовал примеру Швейцера в бескорыстном и самоотверженном служении людям: «Всякий, кто избавлен сам от боли, должен ощущать себя должным помочь утолению чужой боли. Все мы должны нести свою долю горя, выпавшего нашему миру [12, с.66]. Вот ещё одно щвейцеровское напутствие: «Делайте то, что в ваших силах. Недостаточно просто существовать. Недостаточно сказать: „Я зарабатываю, чтобы поддерживать семью. Я хорошо выполняю свою работу. Я хороший отец. Я хороший муж. Я добрый прихожанин“. Все это хорошо, но вы должны делать и еще нечто. Всегда ищите возможность сделать доброе дело. Каждый человек должен собственным путем искать возможность стать еще благороднее и реализовать свое истинное человеческое достоинство» [12, с.378-379].

Итак, истинно добрый человек ищет возможности делать добро. По сути, к этому призывает нас Библия (Михея 6:8): «О, человек! сказано тебе, что – добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим» [10]. Добавим: делать добро ради самого добра, растрачивая себя ради других. По-видимому, то же самое имел в виду М. Монтень: «Добродетель требует, чтобы её соблюдали ради неё самой» [13, c.247].

А что можно сказать о, так сказать, портрете добродетельного человека? Позднеантичный историк и философ Диоген Лаэртский (180 — 240) видит его таким: «Добродетельные искренни и остерегаются казаться лучше, чем они есть: они не скрывают своих недостатков и не выставляют напоказ присущих им достоинств. Они не лицемерны и избегают притворства в голосе и выражении лица. Они сторонятся мирских дел, так как избегают делать то, что противно долгу» [13, c.132]. Говоря короче, добродетельность идёт бок о бок с неподдельной скромностью.

Ну а закончить статью хотелось бы замечательными словами из древнего буддийского сборника изречений «Дхаммапада»: «Если человек сделал добро, пусть он делает его снова и снова, пусть строит на нем свои намерения. Накопление добра – радостно».

Академия Золотого Сечения
Игорь Лысенко

http://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005c/00012131.htm

Русский Воин Победитель. Памятник в Трептов-парке
2018-05-22T18:39:06+00:0021.05.2018|